А может...



А может зря
Ещё костры горят,
И дней отполированные грани
Вдыхают ощущенье января?
Встаю живым. Обед без стопаря,
Пройдусь по пеплу собственных желаний
И снова в сны, в осколки янтаря.
А может зря?

Зимнее 2



Холодных пальцев крошечное "да"
Острее обозначенных словами.
А снег идёт неслышными шагами
Из никуда в другое никуда.

А в никуда другом на склоне дня
Дым сигареты, низкие плафоны,
Там вечер разделен на две персоны,
И женщина другая ждёт меня.

Она посмотрит на часы раз сто,
Пересчитает на обоях клетки,
Но не дождавшись скомкает салфетки
И в снег уйдёт в распахнутом пальто.

А я, застыв от будущей зимы,
Припомнив незначительные фразы,
Пойму, что одиночеством наказан
За то, что раздавал его взаймы.

Зимнее



Окончен год. Ещё четыре дня,
Ворвутся в город праздники и звуки.
А вы от скуки выбрали меня,
Я согласился, видимо, от скуки.

Зачем-то притворялись Вы хмельной,
И я хмелел зачем-то вслед за Вами.
Мы оба были заняты игрой
По правилам, придуманным не нами.

Вы подарили в новом декабре,
Другой луны полночное мерцанье.
И снега за окошком созерцание,
И снежное касанье на заре.

Но сами жили прошлогодним сном,
Где не было следов моих в помине.
Другому улыбались вы мужчине,
Другой зиме молчали за окном.

Окончен год. Ещё четыре дня....

Вальс с женой



Остывает октябрьский сад,
Словно чувствуя зим приближенье,
Только листья кружат и кружат
Без сомненья и без сожаленья.
Но когда их закончится путь,
То не лягут на землю тенями,
А к щеке прикоснутся чуть-чуть:
-Не грусти, потанцуй вместе с нами.

ПР.

Слов горячих миражи-
Да ну их к черту.
Музыкой разбита жизнь
На три четвертых,
Как сплошные витражи-
Шальные ноты.
На плечо мне положи
Молча Ладонь,
Годы, заботы,
Молча Ладонь,
Годы, заботы,
Молча Ладонь.

В том моя пред тобою вина -
Что дарил только самую малость.
У тебя на виске седина,
Извини, это мне показалось.
Также светится взгляд голубой,
Также плещут желанья по жилам.
Листья кружатся над головой.
Как от них голова закружилась.

ПР.

Мы с тобою познали сполна
Дни восторгов, тоску прелых истин.
а над садом стоит тишина,
Даже слышно как падают листья.
Привкус осени с болью внутри -
Хочешь смейся, а хочешь покайся.
Слышишь сердце стучит раз-два-три
В ритме вальса стучит, в ритме вальса.

ПР.

Сон



Что ты делаешь, странный сон?
Что гоняешь меня по свету?
Мне приснилось, что я влюблён,
Оказалось, совсем не в эту.

Солнце лучиком по траве,
И по стенам столицы древней,
Мне приснилось - живу в Москве,
А проснулся опять в деревне.

Мне приснилось, что я богат,
Дом, прислуга, деньжищ без края,
А проснулся - лишь нары в ряд,
Только ветер в суме гуляет.

У поклонниц счастливый вид,
Репортёров кружится племя,
Мне приснилось, что знаменит,
А проснулся забытый всеми.

Небо синее надо мной
По теченью толкает лодку...
Мне приснилось, что я живой.
Жаль, что сон был таким коротким.

Замерзшее



Сходит февраль с ума.
Пепел.
Остатки тризны.
Догрызает зима
Рожки
От оптимизма.
Знаю,
Исход один,
С мыльной петлей
На шее.
Новых ли ждать седин?
Только
Куда седее?
Стыдно просить богов
Милости
В самом деле.
Чуб мой
Белей снегов.
И в голове
Метели.
В северных тех краях
Компас забыт
И карты.
Вот и замёрзло
"Я",
Не дожидаясь
Марта.

Бессонница

Позвонили из Нью Йорка - умер Бродский Из России позвонили - Левитанский... Б. Кокотов



Телефон означает прогресс,
Или просто "будильник бессонницы".
И звонят кто по делу, кто без,
То мои, то чужие любовницы,

То друзья незнакомых коллег,
Разделённые морем и сушею,
Целый миг, целый день, целый век
Всё одно: "Это я. Да, я слушаю."

Как бы к диким сбежать берегам,
А не плыть у прогресса в фарватере?
Обломать телефону рога?
Или выбросить к чертовай матери?

Я обижен на весь белый свет...
Мне однажды позвонят по делу, но
Не достанут. Меня уже нет.
Я на небо ушёл. Без мобильного.

Берега



Поздно плыть и идти, задохнусь на бегу,
Неоткрытой осталась Америка.
Ты стоишь где-то там на чужом берегу,
Ты зовёшь меня с дальнего берега.

Ледяной оказалась у времени нить,
Дунул ветер - холодное крошево.
От тебя до меня не дойти, не доплыть
Через речку из нашего прошлого.

Мы украденных дней и ночей должники,
В пустоте тянем руки к прощению.
Может встретиться нам посредине реки,
Дальше вместе поплыть по течению.

Мой друг ушёл



Мой друг вчера ушёл и мне пора
К пространству прикоснуться осторожно.
Там-пустота.
Заштопать невозможно
сеть слов несложных, сказанных вчера.

Мой друг ушёл. Уже в который раз
качает немота пустое кресло
Я падаю за ним,
но вверх. В небесный
свод. Одноместный, пьяненький Пегас

везёт меня то вброд везёт, то вплавь,
А в нашем споре, ладно, каждый прав,
По своему. И присно. И отныне.
Я опоздал. Исчезло всё с листа.
Слов горьких переполненный состав
Оставит здесь свой груз и дальше двинет.

Но отклонясь от тем хмельных и тел,
Последую во тьме и высоте,
За другом, так исчезнувшим некстати,
За именем, растаявшим в метель.
Жаль, даже расписаться не успел
У времени на новенькой заплате.

******



Мысль рождалась, потом окрепла,
Улеглась на клочек бумаги,
И скоблила по горлу пеплом,
Не вместившимся в саркофаги.

******



У простенков миражи
Шторы желтые не в тон,
Дремлют ноты у порога
Для архангельской трубы.
За стеною тоже жизнь,
Кто-то шепчет в телефон,
Изгибается дорогой
Чья-то линия судьбы.

Продолжаются сны



Продолжаются сны. Продолжаются сны про вчера,
Где мой ангел слепой раздувает фанфарную медь
возле древа желаний. Но в мире такая жара,
Что мечты опадают на землю без шансов созреть.

Продолжаются сны. Начинается новый сезон
с поворотов судьбы. Удержаться в седле всё трудней,
И хромает бесцельно по белому свету мой сон,
Погоняя минуты в часах неразумных коней.

Продолжаются сны. продолжаются сны. Наугад
их листаю всю ночь, только символы мне не ясны,
Я проснуться боюсь, явь окажется хуже сто крат,
От того продолжаются сны, продолжаются сны.

Продолжаются сны. Продолжаются сны об одном
"Я" к утру растерявшем слова, и друзей, и года,
Растворяются дни, постепенно становятся сном,
И однажды заснув, я уже не проснусь. Никогда.

Song



Как пусто теперь и легко,
Под льдинами скованный зной,
Ты в мыслях уже высоко
Паришь над землёй.
Плывёт под тобой океан,
А рядом плывут облака.
Приму для наркоза стакан,
Ну бог с ним. Пока.

припев:

Good bye forever значит прощай,
Твой боинг улетает на небо,
Я возвращаюсь к нужным вещам,
Я возвращаюсь к тем с кем я не был.
К объятьям нелюбимых невест,
К столицам, где метро и усталость,
Мне только грусть на память осталась,
Подбитой птицей павшей с небес.

Скользит лунный луч по плечам,
Усмешкой застыл на губе,
И кто-то другой по ночам
Звонит в дверь к тебе.
А я не прощаю обид,
Забыл и не вспомню опять.
Мне в дверь кто-то тоже звонит,
Пошёл открывать.

припев:

Е. Сосниной



Уже весна. Тепло и странно.
Пришла негаданно, без стука.
Ну как, слабо, ночной друг, Лана,
Залезть на крышу, помяукать.
Вспугнуть озябших птиц немножко,
Бомжа, весёлого изгоя,
Махнуть хвостом знакомым кошкам:
-Привет девченки. How is going?
Лизнуть луну поближе к краю,
Как и положено поэтам.
Потом спуститься, выпить чаю.
И в train, идущий на Манхеттен.

Весна?



Неужели Весна? Даже как-то неловко,
Я почти в неглиже, я небритый три дня...
Коль пришла - проходи, отогрею перцовкой,
После, ясно, в постель. Отогреешь меня.

А по утру пройдём по базарному ряду,
Купим снов пол кило и цветов миражи.
Снег не тает ещё? Лёд на речке? И ладно.
Мы потерпим мой друг. Мы дойдём. Добежим.

Море с разрывами пены



Море с разрывами пены не просто вода,
Буря невнятное шепчет в осеннем бреду,
С неба соленого шалая светит звезда,
Мне резервируя место в грядущем аду

Сорвана с писем к мужам венценосным печать,
В травы победно втоптали чужие гроши.
Только я утром встаю, чтобы снова начать
И завершить, что еще не успел завершить.

На пол планеты призывы грядущей войны,
Смерть примеряет кинжалы к кровавым рукам.
Скромен мой путь, он пролег посреди тишины,
Тянется он под землею и по облакам.

Скромен мой путь, ни распятий тебе, ни наград,
Нежность остыв, не порежет подошв на ходу,
Рай раздарили по блату, остался лишь ад,
Море с разрывами пены, да буря в бреду.

*******



Ночь. Февраль.
Слышишь звучит рояль-
Это ключи в Версаль
Прожитых лет и лета.

Чья ль не чья ль
Бродит вокруг печаль,
Словно прильнул к плечам
Холод февральских веток.

Song



Музыки промокшей свет
На каждой ноте.
Ваш прозрачный силуэт
В окне напротив.
Через шторы тайна в свет
Просочилась.
Не ищу виновных, нет.
Не случилось.

Вновь бестыжий листопад
Сбросил листья.
Босиком дожди спешат
Через пристань.
Мне как крест дано нести
Откровенье,
Не услышав не "прости",
Ни прощенья.

Мне б уехать наугад,
Чтоб с другими
Позабыть лицо и взгляд,
Вздох и имя,
Чтоб проклясть в чужой дали
Взмах ресницы,
На другом краю земли
Раствориться.
.......................
Постарел. Не спится вдруг
На рассвете.
Я окно открыл на юг-
Там лишь ветер.
Незнакомая страна
Незнакома.
А напротив ни окна
Нет ни дома.

Listen

*******



октябрь. холод. тихий пруд. гармонь.
на лавочке забытый томик Сартра.
кленовый лист-пожухлая ладонь,
чужой судьбы расписанное завтра.
и вижу между линией ума
и линией способностей к полетам,
что неотвратно движется зима,
-а где любовь?
-её не видно что-то.
-а как весна? Весною, говорят,
вернется все. в весну бы поскорее...
весны не будет, друг мой, твой наряд
уже, поверь мне, не зазеленеет.
мой лист рванулся горечь затая,
и вдруг растаял на границе ночи.
мне показалось будто это я
шагнул во мрак. беспомощно. и молча.

*******



ты мне даришь цветок.
знак прощенья? скорее прощанья.
поцелуй ни о чем
вместо книжного слова прощай.
холод входит в висок-
полушепот воспоминаний
полушепот предметов,
отметенных к ненужным вещам.

ты мне даришь цветок,
восемь нот недоигранных в мае,
к позабытым забавам
невесомо - прозрачная нить.
посмотри на восток
наш костер в небесах догорает
и не хватит тепла,
чтобы снова его воскресить

ты мне даришь цветок....

*******



постарела заря,
вырывается ветер из плена.
на вечерней поверке
одногодок не видно нигде.
видно выпил моря-
океаны теперь по колено.
и топчусь босиком
через жизнь как Христос по воде.

если дрогнет рука
и отступит, отчаясь надежда,
если сломит меня
чувство мести, вины и беды,
я уйду в облака,
на Земле все останется прежним,
а идущие следом
сомкнут по привычке ряды.


*******



Полночь блудит во мне. Там темно и легко заблудиться.
Тишина там такая, что слышно как вверх неспеша
Прорастает трава через челюсти, через глазницы,
Через место на теле, где раньше хранилась душа.

Только раз мне позволят подняться и в речке обмыться,
Чистый саван надеть, отчитаться: грешил, совершал.
А потом по весне надо мной, вдруг, завоет волчица,
Значит в теле волчицы моя или ваша душа.


что со мною творишь ты, Маша?



ливни в городе ходят маршем,
кленов кружево в хороводе,
что со мною творишь ты, Маша,
ты зачем от меня уходишь?

или зим подоспели сроки,
а тебе теплый климат нужен?
рыжих листьев упрямый локон
уплывает на юг по лужам.

или стало со мной не сладко,
отгорели внутри пожары,
ты уходишь к чужим палаткам,
на призывы чужой гитары.

иль небритось - моя промашка?
иль другой улыбнулся вроде?
что со мною творишь ты, Маша,
ты зачем от меня уходишь?


**********



Нет следов на клинке,
Проиграл - позабудь.
Что судьбою дано,
То обманешь едва.
Нагадай по руке
Длинный сон, дальний путь,
Колдовское вино
И шальные слова.

Только не для меня
Тайной линии суть,
Лишь цыганкам видна
На ладони судьба.
Нагадала коня,
Длинный сон, дальний путь,
И еще мне она
Нагадала себя.


ночной гость



дом синий у межи
под крышей голубой.
мы выпили "за жизнь",
потом - "за упокой".

потом назло беде,
чтоб елось и пилось...
я белое одел
и вот, случился гость.

горящих дел завал,
но истина в вине.
а я его не звал,
он сам пришел ко мне.

вечерний разговор,
просоленный и злой.
курили Беломор,
пускали дым петлей.

но времени дыра
уже связала нить,
и вроде бы пора
и надо уходить.

он вышел на крыльцо
недолгий век кляня,
и тьма его лицо
скрывала от меня.

а тьму я нес в горсти
высокий и босой.
и я сказал:"Прости..."
потом взмахнул косой.



T****



улыбаешься мне иронически,
как калеку жалеючи сирого,
говоришь, мол, реакций химических
не сумел в тебе инициировать.

-ведь в любви все наукой навеяно,
от незнаний твои прегрешения,
-извини, только я к Менделееву
не имею совсем отношения.

можно дело поправить органикой,
алкоголий достать с антрессолии,
но для пестика, пишут ботаники
нет страшней ничего алкоголия.

арифметика-дело поштучное,
десять "нет" вроде категорически,
переспать бы с тобой по научному,
да в реакциях слаб я в химических.

бог с тобой и с наукою книжною,
я к другой зарулю в воскресение
и займемся любовию к ближнему
под зарядку и общее пение.

Мы пили кофе



Спешил рассвет из дома в дом,
Луны стирая профиль.
Сидели двое за столом
И просто пили кофе.

Застыло время в серой мгле,
И мгла на миг застыла,
И было тихо на земле,
И в доме тихо было.

Светлела неба полоса
Светился лучик пыли,
А в кофе плыли паруса,
Киты куда-то плыли.

Но все читалось по глазам
Восторжено и пьяно,
И в кофе вылитый бальзам
Бальзамом лег на раны.

Чтоб вспомнили меж срочных дел
Не про долги и платья,
Опухших губ, усталых тел
Шептанье и объятья.

Скрестились взгляды на бегу,
Рассыпались на строфы...
Что было ночью-ни гу-гу
Мы просто пили кофе.

Ссора



представь меня небритым и чужим,
в мозолях слов, одетым в прах и тени,
настрой меж нами тернии, ступени,
разрушь семейных храмов миражи.

забудь меня как брошенную медь
в затасканном плаще за треть гинеи,
ещё воздвинь преграды попрочнее,
и слов нарой, чтоб после не жалеть.

потом уйдёшь, ступени сосчитав
и вдруг поймёшь и разумом и кожей,
что ты права во всем, да только тоже
и я во всем или во многом прав.

тогда вдоль щёк прольются две реки,
рот перекосит линия кривая...
но ты коснулась вдруг моей руки:
-ну, хватит дуться, ужин остывает.

Из прошлой жизни



давай слова оставим без ответов,
оставим спор беспомощно усталый,
давай поверим встречному движенью,
что за знакомство пили в прошлой жизни.
острот твоих невинные кинжалы-
нелепое оружие кокеток,
не ранят, только дразнят укоризной,
и будто вдохновляют к продолженью

давай на пол прольем луны немного,
луна, -она свидетель сумасбродства,
и будем слушать тихий шепот Харди-*
божественный мерцающий напиток.
улыбки тень со знаком превосходства.
тебе другие знаки не помогут.
знак зодиака мерно бьет копытом,
как метроном, ржавеющий в ломбарде

давай пойдем дорогой утешений,
по знакам предначертанным на длани
у губ твоих дыхание цунами,
у плеч твоих прохлада океана.
качает ночь созведия герани,
забытый сад, качели, шторы, тени,
и образы, написанного нами,
еще в далекой древности романа.

межсезонный стишок



чтоб приплыть к сентябрю,
красить листья в зарю,
переплыть надо лето хотя бы.
в днище лодки дыра,
парус съели ветра,
и июнь не пускает в сентябрь.

иноходец не в масть,
но в октябрь попасть
мне поможет, дотянет по лужам.
да в Москве ли в Баку ль
плавит крыши июль
и октябрь никак не докружит.

ах как холодно здесь,
мне б в ноябрь позарез
отогреться душой у камина,
только август на спор
тропки к осени стер
лепестками занес георгинов.

оглянулся назад,
а уже листопад,
мечет желтые козыри ветер.
только мне наплевать
и мечтаю опять,
но теперь о зиме или лете

.........................
и уже не до сна-
осень, лето, весна,
торопясь протекают по жилам,
межсезонный каприз,
стой, Земля, не кружись,
У меня голова закружилась.

Непохороненный



Третий день меркнет свет,
Отраженье в реке не найти,
Стаи черных ворон
Замышляют пирушку опять.
Нет, в аду меня нет.
Но и в ангелы мне не дойти.
Значит буду теперь
До Апостолов тут куковать.
Третий день над землей
Носит тело погасшим листом
Вслед за тенью в лугах
Прорастают бурьян и полынь.
Да пребудет покой
На горе, на кресте, под крестом
Под звездой, под луной,
Под слезою твоею.
Аминь.

M**************



Прийду к вам поздно, сквозь окошко,
Взяв лунный свет на ночь взаймы,
И пух, упавший на ладошку,
Предвестник будущей зимы.
А возле дома джипы, люди...
В чью честь сегодня правим бал?
На вас шелка и изумруды,
В руке полупустой бокал.
Собрав все мужество и силы
Я подойду, склонюсь едва:
-Я вас люблю.
-Как это мило,
Вы в списке 342.

Что синица...



Что синица...
Обменялись и молчаньем и словами,
Поцелуем - знаком будущих измен.
Видишь птицы?
Это стаи журавлей над головами,
Просто дружбу оставляют нам взамен.

Что синица...
Горстка неба разрисованная пухом.
Закрутили постирушки, молоко.
Но ей снится
Не соседкино жужание под ухом,
Снится небо, снятся стаи облаков.

Что синица...
Привязалась. Хоть упиться, хоть топиться
Улетай уж. Ну какой в тебе резон?
А синица -
Вдруг вспорхнула над ладонью синей птицей,
И скользнула за дождливый горизонт.
Что синица...

Подражая замечательной Марине Павловой ...



http://www.livejournal.com/users/ppera/10303.html

Люблю человека за то,
что в ней
Сегодня ненастно, дожди
со снегами,
За одинаковость
между нами
От светлых дней
до дождливых дней.

Люблю человека
еще и за то,
Что тихо безпомощно падают
листья,
За одиночество
шепота, мыслей,
Которые, жаль, не услышит
никто.

Как будто, открылся
видения знак
Всей жизни моей суетной,
несуразной.
Люблю я ее.
Безнадежно. Бессвязно.
Люблю я ее. Ни за что.
Просто так.

Диалог с зеркалом



Вчера из ада? Взгляд твой так горюч.
Напалм на завтрак? Запах еле-еле.
Да не крути во мне мажорный ключ,
Давным давно флюиды заржавели.
Ромашки сдуло стадо жирных туч,
Сквозь шрамы в небе хлещет непогода,
Что, душ уже навалом? Ищешь тело?
Бери мое. Там блок один скрипуч.
Сердечный блок, убежище теней,
Скрипит пол века плюс четыре года...
Ну что, берешь? Что на таких не мода?
Тогда стакан забвения налей.

Лада и Лебедь



Твой шепот в трубке:
-Что, скучаешь?
-Да...
-Мой уезжает.
-?
-Думаю не скоро.
Горит моя зеленая звезда
На улицах небесных светофоров.
Где Млечный путь - молочная река,
Где время бесконечно может длиться,
Где в крылья забинтована рука
Тень на мговенье скроет облака,
И я спущусь к тебе
дождем и птицей.
И я спущусь с заоблачных высот,
Дверь на балкон невидимый открою.
Ну почему так дьявольски влечет
Земная жизнь-
блаженство неземное?
Шагнешь ко мне светло и горячо,
Обнимешь невесомо, как вначале
И голову положишь на плечо:
-Ах, как века нас долго разлучали.
А на столе закатное вино,
Подсвечники, мерцающие рядом.
Нас Рубенс заприметит сквозь окно
И с именем опять наврет про Ладу.

Баллада



Феи именем, светом кружева,
Заговорено ветром с липами,
Отражается просто лужами
Зазеркального неба выпуклость.
Зазеркальная дверь неплотная,
Но тоскливо там и беспесенно.
Пью стаканами приворотное,
Отворотное не завезено.
Хоть стаканы те золоченные,
Да над ними тьмой вьются вороны...
Подарите мне крылья черные,
Улечу во тьму на три стороны.
Подарили мне крылья вечные,
Да чужую тень, знать нечаяно.
А глаза ее человечии,
Безнадега в них и отчаянье.
Сколько быть тебе, тень, монашкою?
Вновь в глаза взглянул - в них сияние,
Под смирительной под рубашкою
Феи белое одеяние.
Вот взлетели мы, прикасаясь к мгле,
Под одной звездой, под одним плащом.
Лишь перо с крыла унеслось к земле
Может вслед взлетит кто нибудь еще....

Б. Кокотову

...толчёным кирпичом поперчены дорожки,
оркестрик духовой играет невпопад...
Б. Кокотов



А что потом? Сплошные многоточия...
А что вчера? А было ли вчера?
Недели булку - времени кусочек
Закат размежевал на вечера.
Как будто я залетным ветром мечен,
Скучая от попоек и жары,
Шутя вплываю в этот желтый вечер
С полупустым стаканом хванчкары.
Мой город-память. Сохнущие флаги
Штормовок. Да какой там адидас.
Пищали койки женские в общаге
Наивный порнофильм снимая с нас.
А за окном протопали невесты.
Над крышами гвалт птиц и детворы.
Фальшивит в клубе бравурный оркестрик,
Привыкший отхалтуривать жмуры.
Коты прошли на запах тухлой рыбки,
Завезенной по блату в гастроном.
В усах скрывая хитрую улыбку,
Понес сдавать бутылки старый гном.
А я исчез. Здесь без меня привольней.
Уходит пароходик за косу.
И колокол на дальней колокольне
Наигрывает пьяную попсу.

M***



По прогнозам жизнь - мрак,
Без обид и укора.
Каменеет золой,
Не чадя, не пыля.
В море вылит коньяк.
Пью коньячное море-
Золотистый прибой
В берегах хрусталя.

Не хмелею. Тоска
Захмелела до грязи,
Да качает дорога
Меня одного.
За тобою пока
Лишь пол мира излазил.
Остается немного-
Пол мира всего.

***



Перед будущим раздеться,
Пасть судьбе в немилость.
Уронил случайно сердце,
А оно разбилось.
Уронил случайно ноты,
И теперь похоже
Свист свирели, свист гарроты-
Все одно и тоже.
Смех мой был светлее скрипки,
Легче ветра в мае.
Потерял во тьме улыбку,
Как вернуть не знаю.
Сам однажды тьмою стану,
Захлебнусь от боли...
Только вороны над раной -
Кукурузным полем.

K***



Все равно снегопад. Хмурый март расселил над опушкой
Заколдованный лес, дом из сонного льда вдалеке.
Только смотрят с небес на меня золотые веснушки,
Отражаясь в морях и еще у тебя на щеке.

Затеряюсь к утру на дорогах теней и скитальцев,
Ты же новому дню улыбнешься, наморщивши нос,
Солнце метит родню конопушками солнечный зайцев.
На заснеженном поле средь марта подсолнух пророс.

песчинка



У пустоты ни дна,
ни сновидений.
Глухая боль над взорванным виском.
Я падаю
Просеянным песком
В часах
остановившихся мгновений.
Обрывком фразы,
нежностью. Куском
газеты, то звонком полночным.
Оборванной струной,
кивком порочным.
Порочным взглядом.
Детским голоском
Я падаю в моих часах песочных,
Рассеянный на вздохи и на пыль,
и на гробницы.
Тех, кого любил
Я вытравил из памяти непрочной.

И сам забытый ангелами всеми.
Я падаю. И двигается время.

***



Нарисуй-ка мне художник
Придорожник-подорожник.
Приложу я к мыслям, может
Успокоются к ночи.
Нарисуй еще художник
Ту, что мне всего дороже.
Приложу я к сердцу тоже,
Может сердце замолчит.
Расскажи-ка мне художник
О далекой светлокожей,
В дни, когда был помоложе,
Я во снах ее встречал.
Только в снах жить невозможно,
Оплывают осторожно
То обрывки снов несложных,
То минуты, то свеча.

***



И год ушел. Часы замолкли.
Карета снова стала тыквой.
А мы оплакиваем елку,
А мы за год к ней так привыкли.

А мы остались в настоящем,
В белилом крашенной короне...
Игрушки складываем в ящик,
Как будто светлое хороним.

об ерудиции



марсель, монтень, мартель-как это круто,
ну чем не эрудит я, в самом деле:
читал мартель, монтеня пил. и путал
с марсель марсо, монтаной и мотелем.

ЖенЕ



В колечке капля янтаря,
В усмешке птиц весенних гам,
А кудри,
рыжие моря,
Стекают весело к ногам.
А вслед смущенная заря
Скользит по шее и рукам,
Глаза,
зеленые моря,
Погибель юным морякам.
А плечи таинством горят,
Подобно райским чудесам.
Объятий
Теплые моря
Меня возносят к небесам.
От моря чувств, духов, цветов
Уже не сдерживаю дрожь...
Эй, Маша, твой стишок готов,
За это сотку мне нальешь?


настроение декабрь 2



Как наважденье позапрошлых лет
Дом в голубом.
Окно.
Звонок стеклянный.
За занавеской вечер.
Силуэт,
Читающий французские романы.
И кажется
Нельзя ничем отвлечь
"...Граф де Пейрак несет ее к постели...",
Но скрипнет дверь,
Качнется пламя свеч
И я войду из ноября
В апрели.
Оставив недочитанной главу,
Взглянув во тьму
Как будто-бы впервые
И, вдруг, поймешь,
Что это наяву.
Я - Фауст,
Я опять пришел, Мария.

настроение: декабрь



Взрослеем в утробе. Растим в эмбрионах скелет,
Мозги обживаем, наружу спешим поскорее.
Но с первой секунды, когда выползаем на свет.
С безумным упорством стареем. Стареем. Стареем.

Стареем, спеша, простирая сквозь полночь ладонь,
Заметив однажды, что в зеркале нас не хватает.
В душе нараспашку тихонько играет гармонь.
Душа не стареет. Но мерзнет. И тает. И тает.

И тает душа, искалечив себя о ножи,
О непониманье, предательство, просто усталость.
Придумали пытку с веселым названием жизнь,
И мне за грехи эта жизнь многолетней досталась.

Другу



Эх, Женька, Женька,
Стар ты стал
И сед.
Что сам такой?
А лысых не видали?
По ICQ болтали 1000 лет
И столько же не видeлись
В реале.
У времени есть мера,
Да нет дна,
Перетекает
БезудEржно в старость...
Ну как ты там? Как бизнес?
Как страна?
Всех долюбил
Иль мне еще осталось?
А сердце как?
Шалит?
Берешь advil?
И я беру.
В любое время суток.
Ты с женскими сердцами
Нашалил,
Теперь с твоим похоже
Не до шуток.
А шахматы?
Играл ты крепко,
Брат,
Но выигрыш где?
Квартира и зарплата?
Эх,
Жизнь всегда в итоге ставит мат,
Хоть крой ее,
Хоть сам накройся
Матом.
Сегодня масть не лезет что-то
Вдруг,
А завтра
Вновь наденем
Эполеты.
Давай-ка лучше выпьем,
Старый друг,
Из полушарий
Маленькой планеты.

***



На вЕках снег. Снег на векАх.
Просвета нет.
Полет закончен.
Все.
Пока,
Бессмертные.
Полет закончен до погод,
До старости,
Но крылья сброшены на лед
Усталостью.
Не вступишь в новую ступень,
Не от чего.
По льду размазывает тень
Ушедчего.
Возьму харчей, сварю харчо
С черникою.
Небритый месяц мне в плечо
Захныкает.

Диалог сам с с собой



- Раскисаю опять то строкой по бумаге,
То унылым дождем по притихшей листве...
- Погоди раскисать, это только лишь август,
Это август - корабль плывет по Неве.

- Может голос виной, онемел на излете?
Обрядясь в седину стал горбатым как все?
- Насладись тишиной и каштаном напротив
И во сне босиком пробегись по росе.

- За разбитым окном охренела эпоха,
Мой Пегас проскакавши пол века затих...
- Только в глупом кино все кончается плохо,
А у нас полбутылки еще на двоих.

***



Море с разрывами пены не просто вода,
Буря невнятное шепчет в осеннем бреду,
С неба соленого шалая светит звезда,
Мне резервируя место в грядущем аду

Сорвана с писем к мужам венценосным печать,
В травы победно втоптали чужие гроши.
Только я утром встаю, чтобы снова начать
И завершить, что еще не успел завершить.

На пол планеты призывы грядущей войны,
Смерть примеряет кинжалы к кровавым рукам.
Скромен мой путь, он пролег посреди тишины,
Тянется он под землею и по облакам.

Скромен мой путь, ни распятий тебе, ни наград,
Нежность остыв, не порежет подошв на ходу,
Рай раздарили по блату, остался лишь ад,
Море с разрывами пены, да буря в бреду.

Летний вальс



Снова февраль притащился, привел холода,
Видиться стали лишь мельком, скупее и реже,
Вот и замерзла недавно возникшая нежность,
Время застыло и в чашке остыла вода.

Айсберги серые в небе колышет едва,
А на земле облаков белоснежные крылья,
Стали снежинками наши слова от бессилья,
И улетели к земле и разбились слова.

Вместо ромашек бумажные носят цветы,
Люди в квартиры запрятались после работы,
Кто-то на ветер пустил нерождённые ноты,
Чтоб простудились мелодии до хрипоты.

Тонут в сугробах надежды, следы и дома,
Раньше темнеет и позже приходят рассветы,
Но у меня все еще состояние лета,
Пусть говорят, что уже наступила зима.

Запах сирени! И лето над снегом висит,
Видно случайный прохожий забыл накануне
Шляпу, улыбку и рыжую дольку июня
Возле цветочного, у остановки такси.

Эта погода и вправду свалила с ума,
Лето, зима ли, запутались дни и приметы,
Если закружат зимою мелодии лета,
То до грядущей зимы пусть потерпит зима.

припев:

Ночь. Февраль.
Слышишь звучит рояль-
Это ключи в Версаль
Прожитых лет и лета.
Чья ль, не чья ль
Бродит вокруг печаль,
Словно прильнул к плечам
Холод февральских веток.

Повешенный стих



Табуретку из под ног
Прочь,
Тяжелее тела был
Грех,
Между мною и землей
Ночь,
Но душа все не спешит
Вверх.
В хрип шершавый перешел
Слог,
Подытожив древний наш
Спор,
Полюбуйся на меня
Бог
И не надо отводить
Взор.
Что - то гордым ты совсем
Стал,
Что - то злым ты стал на весь
Свет,
Ты зачем про красоту
Врал?
На земле ее давно
Нет.
Просвистела жизнь в один
Свист.
Вспомнить нечего. Пускай
Так.
Рядом с осени висит
Лист.
Скоро сдует и его.
Мрак.

Осеннее 1



В расписании погоды сегодня вода,
10 баллов шторма от двери до двери.
Значит лету на смену пришли холода,
Значит холод снаружи и холод внутри.

Хмель вчерашний и ветер качают кровать,
И бессоница шепчет проклятья из тьмы.
Значит время настало на юг улетать,
К островам, где зимой не бывает зимы.

Там притащат мне крылья со склада Петра,
Нимб потертый, но все же не ржавый зато.
Это значит, что больше не будет вчера,
Это значит, что больше не будет потом.

Осеннее 2



А мы устали от дождей,
От бесконечных невезений.
Дождь вымывает наши тени
Из круга ветренных друзей.

Где их хмельные голоса?
Где в головах смешливый ветер?
Был этот ветер юн и светел
И надувал нам паруса.

И без ля фам давным давно,
А сколько было, вспомнить - где там,
И сколько раз перед рассветом
Спасались мы через окно.

Но снова все опять не то,
И снова холод по субботам.
Стоит зима за поворотом
В коротком стареньком пальто.

Длинная история в духе Fantasy



Примеряя бессмертье и стать,
Избегая напряга в судьбе,
Мы границы рисуем себе,
Чтоб потом их не переступать.

Но с тоской породнившись навек,
Будто жизнь одолжив напрокат,
Красим стены в избушках в закат,
А закаты в подобие рек.

Вот и мне, мол не лезь за черту,
Все равно за чертой ни черта,
Те кто ходят, тебе не чета,
Отвечал дескать ладно, учту.

Разговоры - одна маята,
Сколько их утопил я в вине,
Бледный всадник на белом коне
Все плетется за мной по пятам.

Выливались минуты в года,
A круги расползлись по воде,
И, однажды, по горло в беде
Я шагнул за черту в никуда.

Кровь хлестнула в разорванный рот,
Загудел по костям динамит,
Все. Раздавлен. Размазан. Убит.
Но поднялся. И снова вперед.

И воюя за каждую пядь,
Привыкал и к словам и к цветам...
Только что там?! Там снова черта.
И к черте не пускают опять.

Но с меня дурака что возмешь,
Снова кровь ощущая во рту,
Я с разбегу махнул за черту
Разрезая пространство как нож.

Приземляюсь. Знакома земля.
Комары, и жратва и навоз,
И вино, заливая цирроз
Тихо булькает из бутыля.

Финишировал к старту видать,
Вновь рисую закаты в избе.
Избегая напряга в судьбе
Примеряю бессмертье и стать.

Танго памяти



Когда нибудь вернусь к началу.
Где все осталось как вчера,
Где тихо музыка звучала
Над городом по вечерам.
Переплывали мы беспечно
Из вечера в грядущий день,
И целовались бесконечно
От мам запрятавшись в сирень.
А наши юные подруги!
Юбчонки, кофточки - отпад,
Вина бутылка шла по кругу,
В которой плавился закат.
Мир наполняя лунным светом,
Шло черно - белое кино.
А во дворе смеялось лето,
Как жаль, что кончилось оно.
.....(маэстро, проигрыш).......
Обледеневшими ночами
Шепчу, как будто бы клянусь:
-Когда - нибудь вернусь к началу,
Когда - нибудь вернусь, вернусь.

K**



Снег кружится над полями,
Дремлет Брейгель в пыльной раме,
И на клавиши пианино
Тени вечера легли.
На столе пол кружки чая,
Ты скучаешь, ты скучаешь,
Потому, что я пью чай свой
На другом краю земли.
Я такой же между прочим,
Хоть морщин поменьше мне бы,
Мой попутчик парус вольный,
Да веселый ураган.
Распахни окошко ночью
И крылом, коснувшись неба,
Обними меня покрепче
Через синий океан.
Но проходят тускло ночи,
Но лететь никто не хочет,
Но закрыты ставни прочно,
За решеткою стекло,
На часах все тоже время,
Под диваном кошка дремлет,
За диваном среди пыли
Перебитое крыло.

Деревенская песенка



Прозрачной тучкой в вышине,
Травой, росой омытою,
Опять идешь навстречу мне
Из лета позабытого,
Глаза прикроешь мне рукой,
Ни с кем тебя не спутаешь.
Меня бедою - лебедой
Ты до зари окутаешь.
Аккордеон издалека
Наврет про все, что сбудется.
В моей руке твоя рука
Забудется, заблудится.
И поплывут вниз по реке
Признанья неумелые.
Но почему в твоем венке
Цветы одни лишь белые.
И нам не деться никуда,
Приходят расставания,
С моих вокзалов поезда
Уйдут по расписанию.
А в небе светлая звезда
С рябинами качается,
Моя любовь, моя беда
Опять со мной прощается.

M**



Кровать как поле. Даже нет, страна.
Немеряна от края и до края.
На том краю кровати спит жена,
Я за ночь до нее не добегаю.

На том краю дожди идут опять,
Тут навалило выше крыши снега.
Когда-то за ночь добегал раз пять.
Страна была поменьше? Лучше бегал?

Отжившие надежды - миражи,
Раздавлены умело на татами.
А девочка, похожая на жизнь,
Проходит незаметно между нами.

Две жены



Куда сбежать? Опять на край земли?
Но сколько бы туда ни собирались,
Настала ночь и вот друзья ушли,
Друзья ушли, а мы опять остались.

Закрыли дверь, уста и телефон,
Пейзаж в окне и жажду новых странствий.
Объятия моих надежных жен
Заполнили собою всё пространство.

Привычно с ними падаю до дна,
И ничего другого не осталось.
У жен моих смешные имена,
Зовут их Одиночество и Старость.

И рассвет не успел догореть...



И рассвет не успел догореть,
Да закат багровеет тревожно.
Не лететь мне уже, не лететь,
А бежать? А бежать! Это можно.
Вот бегу сам не знаю куда,
Вот листаю ногами страницы,
А на них времена, города,
И перроны, и судьбы и лица.
А на них приоткрытая дверь,
А за дверью стоит непогода,
А за дверью все больше потерь,
И все меньше побед и находок.
Но прерваться никак не могу,
И все ближе мой финиш, все ближе...
Закрываю глаза и бегу,
Чтоб не думать, не видеть, не слышать.

Крик кукушки в сквере за домами...



Крик кукушки в сквере за домами,
Сколько мне ещё осталось жить?
Память с бирюзовыми глазами
Перестала голову кружить.
Что мне в ней? Притихшей боли бездна?
Есть ли смысл листать всю жизнь по дням?
Память согласилась: "Бесполезно",
И отстала где-то от меня.
С той поры забылись песни сосен,
Вёсел скрип на утренней реке,
Девочка, похожая на осень
С веточкой акации в руке.
Кто меня оплакал, что приснилось-
Всё излилось до последних дней,
В общем ничего не сохранилось
На руинах памяти моей.

И уже не могут сердце ранить
Запахи земли, тепла, травы...
Но о памяти осталась память,
Как её изгнать из головы?

Как жаль...



Как жаль, что жизнь прошла уже,
Что предначертано свершилось,
Что все метели откружились,
Что только пепел на душе.
Как жаль мне, что моей груди
Уж не коснется боль обмана.
Всё ближе линия тумана,
Немые тени впереди.
А светлый профиль на окне
Уже не просится на ноты,
И остановлены полёты
Во сне....

Романс одной ночи



Карты врали про жизнь преднамеренно ловко,
В медных трубах оркестра закат догорал,
Но фортуну матрос подкупил по дешёвке,
И мой ангел - хранитель дуэль проиграл.
Бал окончился вдруг, будто что-то разбили,
Будто старый хрусталь разнесли о паркет,
Будто свечи на миг задохнулись от пыли,
И угас их сиятельств сиятельный свет.
Плыл по небу февраль озлоблённый и пьяный,
Тучи гнал в темноту, задувая огонь.
Белый призрак в ночи над замёрзшей поляной,
Не ищи ты меня, нерассёдланный конь.
Никогда не сверкнёт бледный луч на кокарде,
И друзей имена позабудутся все.
Под сугробами белыми белая гвардия
Прилегла отдохнуть, да уснула совсем.
Мне не встретить рассвет бесконечный от сини,
Не познать мне ни славу, ни женщин, ни грех...
Рядом где-то в снегу замолчала Россия,
Знать патронов в нагане хватило на всех.

Пора туда, где ждёт покой...



Пора туда, где ждёт покой,
Всё чаще бодрствую
Ночами,
И ангел с чёрными очами
Уже завис
Над головой,
Не мной
И мною
Опечален.
Ну в путь, так в путь -
Не привыкать,
Веди же в ангельские страны.
Я радуюсь:
В твои нирваны
Мне никого не надо брать,
И паковать
Вновь чемоданы.

Другая женщина



1. Когда в ночи умолкнут голоса,
Когда отступят трезвость и сомненья,
На кончиках ресниц вздохнет роса,
Запламенеют губы откровеньем.
И, пересилив первое стесненье,
Над головой качнутся облака,
В мою ладонь скользнёт твоя рука
И поведет навстречу озаренью.

2.
Что осталось?
Утренний туман,
Боль в груди,
Да новая утрата.
Белых птиц осенний караван
Всё несёт, несёт меня куда-то.

3.
И вздохнуть не успел,
А, гляди, уж закончилось лето,
Глаза не остыли,
Да, видно, душа оцвела.
Кольцо золотое на руку почти что одето
И эхо зелёное плачет,
Н стынет зола,
И холод на суше,
И замерли в небе кометы...
Взглянула однажды в толпе -
И навек увела.
Погасла, подумав, свеча в изголовье планеты,
И пьяная муза заснула, склонясь у стола.
Кричу в темноту,
Только нет у пространства ответа,
У времени тоже мгновенья свои и дела.
Качает ноябрь малиновой веткой рассвета,
И ветер вдогонку летит,
Закусив удила.

Три Ангела



Украли время у меня
Три странных ангела,
Три тени.
Вначале ВЕРА.
С нею я
Был долго в добрых отношеньях.
Легко тогда по жизни плыл,
И времени тогда не мерял.
Но ВЕРОЙ я оставлен был,
Глупец лишь слепо верит
ВЕРЕ.
Я эту боль прошёл с трудом
И, перемучавшись всё лето,
Привел к себе НАДЕЖДУ
В дом,
Сосватавшись через газету.
Я в тайну тайн её одел,
В мечту,
В волшебные одежды.
Да видно не её удел
Реализовывать надежды,
Да видно не её беда
Мои печали и утраты.
Я ей оставлен был тогда,
Когда катила жизнь к закату,
Когда пред вечностью в долгу,
Когда до финиша немного...

Я откопал ЛЮБОВЬ
В снегу
Однажды ночью на дороге.
Её судьба - сплошная грязь,
С моею схожа до деталей,
Её бросали много раз,
Платили ей и убивали.
Потом подкралась седина,
И трудно стало жить, не горбясь.
Теперь мы вместе пьём
До дна
Из чаши времени
И скорби.
И гаснут память
И рассвет,
Дым сигарет плывёт по кругу,
А впереди
Надежды нет,
И веры нет уже
Друг к другу.

Памяти И.Ш.



Лист кленовый сорвался на юг вслед за клином гусиным,
На окошке у лета давно догорела свеча,
От холодных дождей в эту осень простыли осины,
И кричат на ветру, нагибаясь под ветром кричат.
Как знобит по утру.
Чай покрылся снегами и синью,
Мне бы в лето сбежать, в уходящее небо глядеть,
Но соседнее море вчера пролилось над Россией,
И бредут города, спотыкаясь, по пояс в воде.
Лишь над зтой страной
Все дожди,
Все ненастья,
Все громы,
Трассы пуль в вышине вместо трасс неоткрытых планет...
Я свой дом потерял,
Может вовсе и не было дома.
И меня
Тоже нет,
Тоже нет,
Тоже нет,
Тоже нет,
Тоже не...

И стали старше



И стали старше.
Злы и грубы
Мы сквозь года не разглядим
Над пепелищем наших судеб
Шального лета
Горький дым.